?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Адские деривативы и общество непотребления
noncomfor
Как и обещал выкладываю публичные материалы. Эта статья была написана в феврале и опубликована в начале марта.

Самая обсуждаемая тема, захватившая умы в последние месяцы, - причины и первопричины экономического кризиса. Масштаб этого явления вышел за рамки сугубо экономического процесса и привлек внимание всех слоев общества. Обсуждение с совершенно различных точек зрения (от узкопрофессиональных до теологически-философских), безусловно, расширяет возможности в решении этой глобальной проблемы. Взгляд со стороны порой позволяет решить задачу, заведшую в тупик самых компетентных профессионалов. Но все же такой выход всегда является экстраординарным, а, значит, первичным должно быть решение, основанное на профессиональном подходе и научных методах.

С другой стороны, компетентность зачастую позволяет скрыть истину от непосвященных. Вспомнить хотя бы более чем убедительные доводы автослесарей или строителей.

О чем написанное ниже? Это своего рода критика аргументов таких автослесарей, объясняющих доверчивому автолюбителю, почему новые тормозные колодки проехали всего 2000 км, и выпускников филфака, рассуждающих, почему лучше строить мост не поперек, а вдоль.

Токсичные активы и адские деривативы

Осенью 2008 года весь мир узнал о проблемах американской ипотеки. При слове sub-prime практически любой более менее осведомленный человек живо представлял молодую афроамериканскую семью, существующую лишь на пособие по инвалидности вследствие употребления наркотиков, но при этом живущую в 150-метровом доме, взятом в ипотеку в лучших банках Америки. Почему этот термин в одночасье стал таким популярным, а эта семья одинаково появилась перед глазами граждан по всему миру? Потому что финансисты в каждой стране объясняли своим клиентам, что их колоссальные убытки были связаны именно с этими несчастными семьями, которые не могут более платить по ипотеке. Но какое отношение к заокеанским проблемам имел благополучный молочник из Норвегии? Он даже понятия не имел о том, что такое sub-prime! В ответ на эти закономерные вопросы возник термин toxic assets. «Мы покупали качественные активы. С хорошими рейтингами. Очень надежные. Но они оказались заражены этими адскими деривативами. Мы не виноваты!» Так примерно звучали объяснения на основных языках мира - и общество взяло эту идею на вооружение как одну из первопричин кризиса. Ведь не могло же оно не поверить обладателям степеней MBA лучших мировых бизнес-школ, куда каждый мечтал отдать своих детей?

Но были ли производные инструменты, деривативы, той самой первопричиной кризиса? И как же финансисты проглядели надвигающуюся беду?

Если открыть любую книгу или самоучитель по торговле производными инструментами, то она начнется с истории. Истории о том, как появились эти финансовые объекты. И на первых же страницах появится термин «хеджирование рисков». Именно ради хеджирования, снижения и распределения рисков между участниками рынка появились разнообразные производные инструменты. И эту роль деривативы успешно исполняли с самого появления. Но своего «Оскара» они получили именно за сезон 2008-2009! Их главная задача - перераспределение рисков - была решена полностью, и колоссальные убытки американской экономики были равномерно размазаны по всему миру. Плохо это или хорошо? Для планеты, вся финансовая система которой базируется на благосостоянии одной нации, это, пожалуй, хорошо. Ведь коллапс американской финансовой системы уничтожил бы не только процветание жителей США, но и аннулировал бы накопления главных антагонистов западной цивилизации - ближнего Востока и Китая. А в современном мире именно экономическая взаимная зависимость враждующих сторон через потребление и накопления является основным фактором, сдерживающим мировой конфликт. Как угроза взаимного ядерного уничтожения в середине 20-го века удерживала США и СССР от третьей мировой войны, так и в настоящее время триллионы долларов в национальных фондах арабов и китайцев и полная зависимость национальных экономик от потребления в США удерживают от открытого противостояния. Возможно, «адские» деривативы не просто смягчили экономический кризис, но отодвинули начало третьей мировой войны. По сути своей, производные инструменты, почти как Воланд в «Мастере и Маргарите», оказались не так уж вредны для мировой экономики, хотя и несли в себе убытки и разочарование.

Определенная сложность понимания деривативов для обывателя стала отличным оправданием для финансистов, убеждающих, что результат оказался полной неожиданностью и для них самих, и для всей мировой экономики. Но была ли покупка деривативов в 2000-х годах подобна употреблению радия в качестве приправы к спагетти в 16 веке? Было ли в этих «коварных» инструментах что-то принципиально новое или совершенно недоступное для понимания? Вернемся к книжкам по производным инструментам. Буквально сразу же после страниц об истории начинаются формулы - уровня 11-го класса по математике. Люди, придумавшие эти формулы (Блэк и Шоулз), разработали свою модель не в прошлом году, а в далекие 70-е. Но даже «жуткие» формулы касаются самых изысканных деривативов, а для абсолютного большинства toxic assets все вычисления могут быть выполнены на калькуляторе сотового телефона и описываются обычной бытовой логикой. Одна из первопричин мирового кризиса крылась в глобальной некомпетентности лиц, ответственных за принятие финансовых решений. Знали бы с чем бороться антиглобалисты!

Если вы не знаете, сколько весит товар, то вы берете весы. И если весы выпущены известной фирмой, то вы им доверяете. И взвешиваете с уверенностью черешню покупателю. Даже если вы не преследуете цель обсчитать покупателя, ваши весы могут быть неисправны и натворить чудеса с реальным весом черешни. Некомпетентность не стала препятствием для распространения деривативов, а нашла выход в использовании легких для понимания «мер веса» - оценок относительно сговорчивых рейтинговых агентств. Современная концепция образования гласит, что самым важным является не знание предмета, а знание того, где находится информация о предмете. Большой палец ладони способен через джойстик сотового телефона довести вас до истины на экране wap-страницы. Использование кредитных рейтингов стало панацеей для компаний и банков, не желающих проводить собственный дорогостоящий анализ инструментов и заемщиков.

Сама идея использования рейтинговых оценок была и остается абсолютно здравой, но что же тогда пошло не так? Тут всплывает весьма популярная у тружеников интеллектуального фронта идея двойных стандартов, правда, применяется этот термин обычно относительно политических событий в банановых и мандариновых республиках. Но в данном случае эта теория получила подтверждение в реальной экономике. Что есть двойные стандарты Moody's и S&P в современном мире? Это когда цветной наркоман в развитых странах может получить огромный кредит на покупку жилья, а успешный средний класс в развивающихся экономиках не стоит и его подошвы в глазах глобальных банков. Это когда компания с рекордными за всю историю человечества убытками (AIG, $99 млрд.) имеет, благодаря стране прописки, рейтинг A-, а любая самая прибыльная и надежная компания в странах BRIC (Brazil, Russia (пока еще), India, China) и близко к нему не может подобраться. К сожалению, такое положение дел вызвало не только негодование философов и политологов. Это стало причиной неправильной оценки рисков, неадекватного распределения финансовых ресурсов, и в немалой степени - причиной разразившегося кризиса.

Общество непотребления

Когда обсуждение кризиса со страниц специализированных сайтов и изданий перешло к широкой общественности, весьма популярной стала концепция «плохого» общества потребления. Чиновники, священники, политики, философы и политологи в один голос заговорили о том, что первопричина кризиса заложена в самих основах мирового капитализма, главной целью которого стал рост потребления - как владельцами капитала (бесконечные сделки слияния-поглощения), так и широкими массами (каждые три года новая машина и дважды в год поездки на море). Именно это сугубо меркантильное поведение человечества завело его в экономический тупик. И выходом из кризиса будет обретение нового непотребительского общества. Особенно продвинулись в развитии этой идеи отечественные мыслители разного масштаба - не преуспев в развитии общества потребления, в новом, непотребительском мире Россия непременно возьмет реванш.

Идея, в общем-то, красивая. Но есть одно но. Пока контуры новой экономики никто не может определить. Речь идет лишь об отвержении старой экономики - общественная мысль пока смогла сгенерировать только приставку «не» к описанию прежнего миропорядка.

За всю историю человечества мы видели всего два основных вида экономик цивилизаций, которые видоизменялись во времени, но, по сути, оставались одними и теми же. Первый - это экономика потребления, главной целью которой был рост благосостояния вначале избранных, а затем всей популяции людей. Главной ценностью в такой экономике было благосостояние именно индивидуума. От первобытнообщинных строев и феодализма до либерализма во Франции и социализма в Скандинавии. Вторым типом экономики, который встречался на протяжении всей истории, но при этом всегда занимал меньшее место, была военная экономика. Основной задачей такой экономики было не благосостояние (уровень потребления) каждого члена общества или элит, а поддержание и реализация возможности воевать - в прямом или переносном смысле. Наличие общего врага помогает консолидировать общество и отвлечь его членов от оценки качества жизни. При этом достижение всеобщего блага («вот тогда-то мы и заживем») всегда следует после завоевания победы. Наверное, самым ярким примером общества непотребления сегодня является Северная Корея. Авторы статей, уличающих средний класс в излишествах и потребкредитовании, нередко пишут их на Mac'ах последней модели и с рюмкой Hennessy рядом. Вряд ли им хочется в серый строй. А в общество, экономика которого строится на идеях Гумилева, Вернадского или хиппи, они и сами едва ли верят.

Построение экономики, не подверженной глубоким кризисам, так же невозможно, как и возвращение в Эдем. Большинство научных трудов в естественных науках и экономике посвящены описанию положения равновесия. Но как показывает та же наука и история, точка равновесия всегда проходится без особого напряжения и сопротивления. Кризис - лишь крайняя точка траектории движения маятника. Я разделяю взгляды о том, что основные причины сегодняшнего кризиса крылись в американской экономике и обществе. Но глобальный кризис на то и глобальный, что поражает именно экономику-лидера, иногда и полностью разрушая ее. Так, если бы не вторая мировая война, возможно, мы увидели бы глобальный кризис британской колониальной экономики. Наличие одной сверхдержавы, одной эмитируемой ею расчетной валюты, является мощным катализатором мировых экономических и социальных процессов. Но это уже отдельная тема для обсуждения.