?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
о "плохом банке"
noncomfor
При оценке деятельности банков акционерами и сторонними наблюдателями часто возникает диалог с менеджментом, который аппелирует к какому-то «плохому банку». С обратной стороны вполне естественно поступают возражения – акционеры и так отказываются от дивидендов, но результаты банка неудовлетворительны и к чему вообще копаться во внутренних банковских проблемах? Если менеджмент не требует живых денег, то зачем разбираться в виртуальных внутренних проблемах?

Это понятие вернулось в финансовый язык с началом кризиса 2008 года. Стратегические ошибки банковской системы, усугубленные финансовым кризисом, привели к образованию огромных по объему активов, не генерирующих доходы и с неопределенными перспективами возврата вложенных средств. «Плохой банк» появился на свет и со временем даже потерял скобки из-за своей распространенности. Зачем он появился, что это за термин и что с ним делать? Попробую ответить на несколько принципиально важных вопросов.
1. Что такое «плохой банк» - какие активы его составляют.
2. Зачем выделять плохой банк?
3. Нужно ли его отделять от хорошего банка и что с ним делать?
4. Какое влияние оказывает плохой банк на финансовый результат?
5. Как отражается он в балансе банка?
6. За счет чего финансируется плохой банк?

1. Что же есть плохой банк? Из самого названия понятно, что ничего хорошего там быть не может, но чем же это отличается от обычных убытков? Во-первых, это все же не безнадежные активы. Безнадежные активы положено списывать за счет ранее созданных резервов или же прибыли/капитала. Впрочем, иногда такой возможности (или воли к такому действию) нет и тогда кредиты, маскирующие заведомо безвозвратные кредиты или же по факту полученные убытки (например, на фондовом рынке), могут формировать первую, но не основную часть плохого банка. Второй частью являются проблемные и уже необслуживаемые (или реструктурированные таким образом) кредиты, причем кредиты обеспеченные (есть залоговое покрытие или существенное поручительство). Взаимоотношения между заемщиком и банком по таким кредитам могут быть в разных стадиях от отсрочки выплаты процентов, реструктуризации до судебных тяжб. Третью часть плохого банка формируют залоги, перешедшие банку по кредитам из второй части, и собственные инвестиционные проекты, как правило, девелоперские. В классическом случае, вторая и третья части формируют основу плохого банка. Для большей определенности обычно существует и временные ограничения – вложения в активы плохого банка должны были быть сделаны до определенной даты, до начала кризиса.
2. Зачем вообще выделять плохой банк? Плохой банк это прежде всего прошлое. Это результат уже совершенных действий. Но жизнь продолжается и необходимо понимать, что делать дальше с бизнесом. Но принятие правильного решения (изменить модель бизнеса, закрыть его, оставить все как есть и просто покрывать убытки, развивать бизнес) невозможно без качественного анализа настоящего и прогноза будущего банка. Проще это объяснить на более простом примере. Вы владеете небольшой пекарней. И ваш пекарь по злому умыслу или по бестолковости повесил на вашу пекарню большие долги (проигрался в карты или же купил в долг абсолютно ненужную огромную кастрюлю). Что же вам делать? Если вычленить долг, то нужно посмотреть, что вам приносит пекарня (к сожалению, общего дохода из-за долга у вас нет – лишь убытки). Если приносит убытки, то ваши долги будут только расти и вам нужно срочно что-то делать – закрыть пекарню и зафиксировать убытки или же перестроить пекарню (а это потребует от вас еще денег!), чтобы за счет получаемой прибыли закрывать долг. Если пекарня приносит прибыль, но небольшую, то ваш долг будет долго еще давить на вас и вы не скоро сможете получать дивиденды – скорее всего, нужно будет что-то в ней менять или же продать тому, кто сможет это сделать. Если же выпечка приносит хорошую прибыль, то беспокоиться не о чем – в скором времени долг будет погашен и вы вновь увидите хорошие выплаты. Ну и, конечно же, нужно подумать, что сделать с пекарем (выпороть, уволить, простить) и огромной кастрюлей (постараться немедленно продать, чтобы закрыть долг, или же вырастить пекарню до размера кастрюли, чтобы и она приносила прибыль). Если же вы не сделаете разделение пекарни на плохую и хорошую (без долга), перед вашими глазами будут только убытки и вы совершенно не в состоянии будете сделать правильного выбора. Тоже самое и с банком – необходимо четко выделить и проанализировать плохой и хороший банк, а не смотреть только на итоговые данные.
3. Нужно ли отделять плохой банк? В идеале, если у вас много денег или же вы собираетесь продать его квалифицированным инвесторам, это был бы очень хороший шаг. С одной стороны, получился бы актив, показывающий текущие результаты, чем он был бы интересен рынку и предельно понятен акционерам (о проблемах «вычленения» хорошего банка ниже), с другой стороны это оказало бы существенное влияние на его работу. Возвращаясь к истории с пекарней, пекарь (новый или старый) будет гораздо эффективнее работать, если ему не придется думать, где же найти деньги на долг пекарни. Примеры на рынке есть – это Сбербанк, ВТБ и несколько частных банков, передавших свои проблемы в дочерние «капиталы» и «управления активами». В итоге, мы видим впечатляющие финансовые результаты этих банков (именно банков, а не в целом их бизнеса) на фоне более чем скромных результатов остальной банковской системы. Но если у вас нет кучи денег, то отделять его нет нужды, но крайне необходимо провести организационную перестройку банка. Иначе пекарь так и будет думать о долгах, а не о работе, а кастрюля так и останется пылиться в подсобке. Помимо аналитического разделения плохого и хорошего банка на уровне управленческой отчетности требуется выделение организационной структуры отвечающей исключительно (!) за плохой банк. Главной задачей этой структуры является ликвидация активов плохого банка с максимальным экономическим эффектом– на основании объективных расчетов активы должны либо незамедлительно реализовываться, либо удерживаться и управляться до целевого уровня цен. Причем основу этой структуры должны составлять экономисты и специалисты по управлению активами, а не блок претензионной работы – активы в плохом банке являются конечным продуктом их деятельности (юридической и в сфере службы безопасности).
4. Как определить финансовое влияние плохого банка? Как наличие плохого банка влияет на получаемый банком доход в разрезе управленческой отчетности (метод чистого денежного потока – cash flow до создания резервов)? Здесь случай с пекарней уже не подходит в силу сложности задачи. Термин «плохой банк» означает наличие и пассивной и активной части – ведь у банка две стороны баланса. С активами и доходами все предельно понятно и было описано в первом пункте. Что же формирует пассивную часть баланса? Для того, чтобы определить это нужно представить, что было бы если бы банк состоял только из хорошего банка (ведь в конечно итоге нужно понимать, что представляет из себя хороший банк – пункт 2). При реализации (изъятии) плохих активов у банка появилась бы на эту сумму свободные денежные средства, которые могли бы быть использованы тремя способами. Первый способ наиболее простой и бесспорный, но от того и наименее эффективный – свободную ликвидность можно просто разместить в безрисковый инструмент – депозиты ЦБ или ОФЗ. В этом случае финансовый эффект плохого банка можно определить как разницу между доходами, получаемыми от плохого банка, и доходами от безрискового размещения. Вторым вариантом использования образовавшейся ликвидности может быть отказ от аналогичного по сумме объема долгосрочного привлечения. Действительно, в силу срочности плохих активов (как уже сказано в начале, период их реализации неопределенно долог) источником их фондирования являются наиболее долгосрочные пассивы – при возникновении таких активов Казначейство банка исключает их из платежного графика и вынужденно под них привлекать максимально длинные деньги. Таким образом, отказ от наиболее длинных пассивов сохраняет платежный баланс банка и приводит к существенной экономии на процентных расходах за неиспользованные ресурсы. Финансовый эффект здесь будет равен разнице в доходах по плохому банку и расходами по ставке длинного привлечения банка. Технически реализовать такой вариант тоже не слишком сложно, но уже не так бесспорно, как в первом случае – банк может досрочно вернуть некоторую часть пассивов, выкупить собственные обязательства, поставить заградительные ставки по длинному привлечению. Сложности могут быть только в оперативности реализации такой стратегии – быстро отказаться от больших сумм пассивов не всегда бывает возможным. И, наконец, третьим и наиболее разумным вариантом в случае реального выкупа плохого банка (как это было у госбанков) было бы использование образовавшейся ликвидности для работы банка в нормальном режиме, т.е. распределение вложений в рамках обычной деятельности между бизнес-направлениями и частичным погашением наиболее дорогих пассивов. Сбербанк поступил именно так – многократно усилил свои позиции на рынке кредитования, ценных бумаг и погасил дорогостоящие суббординированные депозиты с одновременным снижением ставок по вкладам. Естественно, в этом случае оценка финансового эффекта от максимальна относительно предыдущих двух, но точность такой оценки будет невелика и спорна (всегда существует бесконечное количество вариантов распределения ресурсов между инвестбанком, розницей, корпоративным блоком и погашением долгов). Таким образом, наиболее консервативной, но при этом бесспорной оценкой влияния плохого банка на финансовый результат банка является первый вариант с размещением в безрисковые активы.
5. Если плохой банк не отделен (выкуплен полностью на отдельную структуру), то в финансовой и бухгалтерской отчетности он проявляется множеством форм. До появления плохого банка стандартная бухгалтерская и управленческая отчетность полностью давали акционерам представление о текущем положении дел в банке. Но наличие «ошибок молодости» серьезно искажает ее, поэтому требуется серьезная трансформация управленческой отчетности. Плохой банк может быть отражен в активах как обычные и просроченные кредиты, паи, вложения в капитал дочерних обществ, дополнительные кредиты на обслуживание реструктурированной задолженности. В пассивах плохой банк проявляется в виде резервов. Причем имеет очень плохое свойство – в силу несовершенства банковского законодательства, непредсказуемости действий надзорных органов и коллизий банковских и гражданских норм, резервы могут изменяться довольно серьезно в весьма сжатые сроки. При этом при доссоздании резервов может вызвать шок и определенные финансовые обязательства у акционеров, а их расформирование обратную иллюзию получаемого дохода. Ярким примером может служить влияние обеспечения по кредиту на резервы в зависимости от состояния заемщика - в прекрасный момент обеспечение не принимается в расчет при создании резерва, но по окончании юридических процедур и переходе предмета залога банку резервы расформировываются. Кроме резервов, в пассивной части могут проявляться и мнимые процентные доходы, которые банк обязан начислять до определенного момента даже по самым проблемным заемщикам. Это лишь основные прямые статьи, оказывающие влияние на отчетность банка. Но помимо этого наличие плохого банка оказывает и косвенное влияние через обязательные нормативы, соблюдаемые банком – искаженная отчетность формирует искаженные же обязательства по нормативам ликвидности, достаточности, крупным заемщикам и т.д. Существуют и в налоговом учете следы плохого банка. Плохой банк оказывает плохое влияние и на стоимость заимствований банка через заниженный кредитный рейтинг. Задача разделения управленческой и бухгалтерской отчетности на плохой и хороший банк является нетривиальной. Определение чистого финансового потока хорошего банка без решения этой задачи не даст полноты понимания реального положения дел.
6. За чей счет живет плохой банк? Если он не выкуплен акционерами, то он остается в балансе банка и паразитирует. Но за чей счет? Ответ достаточно прост. Конечно же за счет того же самого акционерного капитала и резервов как его части. Именно по этой части пассивов банк имеет юридическую возможность не платить дивиденды. Если капитала и резервов не хватает на весь объем плохого банка, то затраты на привлечение оставшихся пассивов приходится извлекать из доходов хорошего банка. Как ни печально источником для закрытия плохого банка (помимо его самого) являются исключительно акционеры банка – их капитал и их доходы будущих периодов от хорошего банка. При понимании этого проявляется в полном объеме логика «очищения» банка от плохого банка акционерами с серьезными финансовыми возможностями. Очистка банка позволяет акционерам не только повысить прозрачность актива для них самих, привлекательность для стороннего инвестора, но и стоимость самого актива при продаже, а также возможность получения от банка дивидендов (!), которые в том числе могут стать стоимостью фондирования и источником погашения для отвлеченных на выкуп плохого банка ресурсов.